Повторение слов в речи (речевые стереотипии): персеверация, вербигерация, стоячие обороты

Симптомы вербигерации. Способы диагностики и лечения речевых стереотипий

Повторение слов в речи (речевые стереотипии): персеверация, вербигерация, стоячие обороты

Вербигерация представляет собой спонтанное выкрикивание слогов, слов или фраз, не связанных между собой по смыслу.

Однообразное повторение слов может выступать признаком шизофрении или стойкой умственной отсталости. Патологическое речевое поведение может наблюдаться у детей, страдающих аутизмом.

Данное отклонение относят к речевым стереотипиям, проявляющимся в многократном повторении бессмысленных звуков и слов.

Основное понятие речевых стереотипий

Стойкое систематическое повторение бессвязных звуков, слов или фраз называют речевой стереотипией. Немецкий учёный Э. Крепелин считал, что бессмысленная вербализация слов связана со стойким нарушением мышления и крайне редко поддаётся коррекции. Речевые стереотипии бывают следующих видов:

  • персеверации,
  • вербигерации,
  • стоячие обороты.

Под персеверацией понимают систематическое повторение слов, фраз, умозаключений, которые отложились в сознании индивида. Характер такой речи обычно монотонный и однообразный в основном встречается при нарушениях мышления или моторных афазиях. При персеверациях могут возникать трудности в дифференциации сходных по звучанию согласных букв, например «б» и «п», «в» и «ф» и т.д.

Впервые понятие «вербигерация» было введено в науку психиатром Л. К. Кальбаумом в 1874 году.

Данный симптом характеризуется бессмысленным повторением звуков, слов, фраз, иногда больные пытаются употреблять рифмованные повторения.

Вербигерирующий характер речи наиболее часто встречается при слабоумии и кататонической шизофрении. Нередко такая бессмысленная словесная стереотипия сочетается с гримасничаньем и двигательными нарушениями.

Стоячие речевые обороты представляют собой повторение одних и тех же фраз и выражений. Чаще всего данный симптом наблюдается при болезни Пика, искаженность речевых оборотов может достигать таких форм, при которых сложно распознать даже первоначальный звук. На протяжении всей беседы с другими людьми больной может многократно обращаться к стереотипным фразам.

У детей нарушение речевого поведения может проявляться в виде эхолалии и палилалии. Эхолалия представляет собой вербальную имитацию слов или фраз других людей. Такие повторения чужой речи зачастую наблюдаются при аутизме, шизофрении и нарушениях мышления.

Явление эхолалии переживал каждый человек в своей жизни, так как имитация звуков и слов других людей является обязательной частью развития речи и обычно начинает проявляться у грудничков в возрасте от 9 месяцев. Эхолаличная речь не осмысливается человеком в полной мере, она всего лишь синтезируется и воспроизводится процессами памяти.

Эхолалия и палилалия (патологическое желание повторять фразы или слова) может также выступать одним из симптомов обессивно-компульсивного расстройства, в качестве навязчивого ритуала.

Патология речи зачастую связана с нарушениями мышления, психическими расстройствами и поражениями головного мозга. Речевые стереотипии могут наблюдаться при следующих заболеваниях:

  • шизофрения,
  • умственная отсталость (олигофрения),
  • аутизм,
  • болезнь Пика,
  • болезнь Альцгеймера,
  • деменция,
  • поражения головного мозга,
  • афазии.

Частыми симптомами кататонической шизофрении выступают: вербигерирующая речь, персеверации и эхолалия. Примерно у трети пациентов с шизофренией наблюдаются вербигерации, которые в основном протекают в комплексе с апраксией и эмоциональными искажениями.

Больные могут беспрестанно повторять одни и те же звуки и слова, а потом резко оборвать речевой поток, такая остановка мышления и вербальной активности называется шперрунг.

Данный симптом характерен преимущественно для шизофрении, в особенности при её кататонических формах.

При разнообразных степенях умственной отсталости у больных наблюдаются речевые стереотипии из-за невозможности в полной мере осмыслить сказанное.

В основном такие повторения проявляются при диалогах, когда больной не может либо понять суть обращённой к нему речи, либо правильно сформулировать ответ на поставленный вопрос.

Нередко при слабоумии отмечается парадоксальная (смысловые противоречия) и пуэрильная речь (имитация детской картавости и лепета).

При аутизме стереотипное повторение звуков или слов может указывать на своеобразный стиль общения. Такие персеверации свидетельствует о прогрессивных попытках установить контакт с окружающими, пусть даже таким необычным способом. Зачастую уровень речевого развития у многих аутистов остаётся на уровне эхолалий и звуковой имитации.

Особенности речевых расстройств зависят от локализации поражений центральной нервной системы. При нарушении работы лобного отдела левого полушария головного мозга в основном искажаются динамические особенности речи (например, эхолалия при ответах на вопросы, персеверации речи).

При афазиях, речевых патологиях, приобретённых в результате локальных поражений речевых отделов головного мозга, наблюдается наибольшее количество вербальных отклонений.

Речь таких больных зачастую автоматизирована и эхолалична, повторение опирается на имитацию простых звуков, слов и фраз, более сложные речевые обороты зачастую недоступны.

Диагностика и лечение нарушений речевого поведения

При диагностике речевых стереотипий пациента просят выполнить специальные субтесты или ответить на простые вопросы (предполагающие ответы «да», «нет»), повторить сходные по звучанию звуки или триграммы, состоящие из гласных и согласных букв.

Дефектолог просит озвучить предметы, находящиеся в комнате, перечислить дни недели, объяснить смысли тех или иных слов или пересказать только что услышанный текст. При исследовании нарушений важным моментом является — установить понимает ли пациент смысл обращённой к нему речи.

При подозрениях на лёгкие формы речевых нарушений дефектолог использует более сложные методы исследований, такие как: анализ конструкций падежей, морфологический разбор слов и т.д.

Терапия больных с речевыми нарушениями предполагает:

  • фармакотерапию,
  • лечебную физкультуру, физиотерапию,
  • психологическую коррекцию, работу с дефектологами, логотерапию,
  • психотерапию.

В первую очередь проводится лечение основного заболевания. Восстановления речевой функции зависит от главного диагноза.

При афазиях первоначально уделяется внимание автоматизированной речи, далее поэтапно больного обучают процессам осмысления и выделения главной информации от второстепенной.

Если основным заболеванием выступает слабоумие, в коррекционных занятиях наиболее уделяется внимание смысловым значениям слов. При лёгких формах шизофрении больных обучают правильному построению предложений, без потери смыслового содержания.

Эффективной можно назвать только ту терапию, которая основана на комплексном подходе, предполагающем лечение и коррекцию всех психических дисфункций основного заболевания.

Восстановление коммуникативных навыков должно происходить не только в коррекционных заведениях, но и в кругу семьи.

Источник: http://onevroze.ru/simptomy-verbigeracii-sposoby-diagnostiki-i-lecheniya-rechevyx-stereotipij.html

Нарушения речи. Речевые итерации

Повторение слов в речи (речевые стереотипии): персеверация, вербигерация, стоячие обороты

Эта часть главы является как бы дополняющей разделы книги, в которых описаны многие нарушения речи.

Системное изложение психопатологии речи (разных форм речи и на различных этапах развития речи у представителей разных систем языка) в настоящее время представить трудно ввиду недостаточной изученности данной проблемы.

Здесь ограничимся описанием или только упоминанием некоторых речевых нарушений. Отметим одно важное обстоятельство: будут представлены именно нарушения речи, а не расстройства мышления, хотя кажется очевидным, что и то и другое взаимосвязано.

Тем не менее эта связь нуждается в изучении, вполне вероятно, она может быть разной. Например, известно, что разорванность мышления проявляется разорванной устной речью. Однако следует иметь в виду, что при этом подразумевается разорванность словесно-логического мышления.

https://www.youtube.com/watch?v=Uj2J8qlmWtk

Как обстоит дело с другими формами мышления, неясно. Очень может быть, что некоторые из них нарушены при этом в меньшей степени либо, что также нельзя исключить априори, интактны. Совершенно непонятно, в каком состоянии находится у таких пациентов внутренняя речь.

То же самое относится к письменной речи. Устная речь может находиться в состоянии разорванности, но это не значит, что в равной степени или таким же образом страдает письменная и наоборот.

Поэтому в текст не включены характеристики речи, которые прямо указывают на то или иное нарушение мышления, например бессвязная, обстоятельная речь и т. п.

Заметим также, что в оценке выявляемых путём расспроса нарушений следует учитывать как отклонения в мышлении, так и нарушения речи, самоописания пациентов отнюдь не всегда являются тождественными подлинным болезненным переживаниям.
При нарушениях речи советуем обратиться к психиатру

Речевые итерации (от лат.

iterativus — часто повторяемый) или речевые стереотипии, словесные тики — непроизвольные, бессмысленные и эмоционально индифферентные повторения, нередко многократные, фраз, слов, слогов, отдельных звуков устной речи самого пациента, как спонтанной, так и провоцируемой вопросами со стороны. К расстройству относятся палилалия, вербигерация, персеверации, возвращающиеся выражения, а также такой письменный вариант, как палиграфия (Кричли, 1974).

Палилалия (Brissaud, 1899; Souques, 1908; Pick, 1921) — повторение пациентом два раза и более фразы, какой-нибудь её части, слова, слога из конца только что произнесённого им вслух фрагмента речи.

Громкость повторения обычно не превышает таковую прототипа, темп повторения может постепенно ускоряться, а громкость — снижаться, слова могут частично проглатываться. Так, после ответа на вопрос о сегодняшнем числе (ответ: не знаю, численника нет) пациент практически без перерыва повторяет ответ шесть раз подряд.

Другой пациент правильно называет дни недели, а затем не останавливаясь, в том же темпе и с неизменными интонациями повторяет сказанное ещё два раза. Палилалия в отношении одной или нескольких фраз обозначается также как симптом граммофонной пластинки (Майер-Гросс, 1931), симптом курантов, стоячие обороты речи.

Этот симптом является типичным для болезни Пика, он встречается также при стриарной патологии, в структуре постэнцефалитического паркинсонизма, псевдобульбарного синдрома.

Палилалия возникает в отношении разных форм речи, как интеллектуальной, так и эмоциональной (восклицания, окрики, брань и др.). Наблюдается и в структуре вербальных галлюцинаций. Как правило, она не касается оборотов автоматизированной речи, произносимых машинально. Число повторений может достигать 20 и более.

Повторения в конце делаются иногда беззвучными — афоническая палилалия. Палилалия наблюдается при стриопаллидарной патологии различного генеза (сосудистого, воспалительного, атрофического), а также при кататонии. От палилалии следует отличать палилогию — ораторский приём в виде повторения фрагментов речи с целью подчеркнуть их особое значение.

Иногда палилогия встречается у ораторов при их волнении и потере нити высказываний.

Вербигерация или персевераторная логорея (от лат. verbum — слово, gerere — создавать) — «нанизывание» сходных по звучанию, но разных по значению слов, растягивание и коверкание слов, произнесение бессмысленных сочетаний звуков и слов (Kahlbaum, 1874).

Так, пациент на протяжении нескольких часов громко выкрикивает одну и ту же фразу: «Солнце с мясом не играют». Другой говорит, как бы рифмуя звукосочетания, следующее: «Ах, тах, чвах, брах, тух, жух…». Вербигерация может звучать в вербальных галлюцинациях.

Обычно возникает у пациентов с кататоническими проявлениями шизофрении.

Тревожная вербигерация — многократное повторение выражений отчаяния у пациентов с паникой, тревогой и тревожной депрессией на высоте расстройства — раптусе (возбуждении двигательном, экспрессивном и речевом). Так, больные громко причитают: «Погибаю, спасите меня… делайте же что-нибудь… боже мой, что теперь делать!».

Персеверация (от лат. persevero — упорно держаться, продолжаться) — застревание речевых ответов на вопросы (Neisser, 1894). Так, сообщив на первый вопрос свою фамилию, на последующие вопросы пациент несколько раз продолжает называть свою фамилию.

Персеверации могут быть в письменной речи, а также возникать в двигательной сфере: написав слово или фразу, пациент вместо последующих продолжает писать то же самое; совершив действие, пациент вместо нескольких новых повторяет первое.

Речевые персеверации наблюдаются при сенсорной афазии, оглушённости сознания, двигательные — при атрофических процессах, кататонии. Наряду с упомянутыми некоторые авторы говорят также о существовании сенсорных и эмоциональных персевераций.

Возвращающиеся выражения (Jackson, 1864) — речевые стереотипии у пациентов с грубой сенсорной афазией, когда речь бывает ограничена одним словом или одной фразой, неуместно повторяемой в самых разных ситуациях.

Так, пациент после черепно-мозговой травмы на разные вопросы или в разных ситуациях неизменно произносил одно и то же слово: «Помогите!».

Джексон предполагал, что такие слова и выражения связаны с какойнибудь мыслью в момент катастрофы, пациент будто бы хотел её высказать именно в этот момент, но не успел.

Палиграфия — письменный вариант речевой итерации. Пациент, начав писать, пишет одно какое-то слово, одну и ту же фразу, иногда совершенно бессмысленное сочетание слогов или букв. Так, больной спонтанно исписал четыре страницы таким выражением:

«Фе-те-те-ре-фе-те-те». Точно таким же образом может повторяться один и тот же рисунок, нередко совершенно бессмысленный.

https://www.youtube.com/watch?v=UcNOKMKD53Y

Логоклония (лого + от греч. klonos — беспорядочное движение) — ритмическое повторение слогов в устной и письменной речи. Впервые описана при прогрессивном параличе (Крепелин, 1904). Логоклония, распространяющаяся с начальных слогов слова на промежуточные, а затем конечные, считается характерным симптомом болезни Альцгеймера. Наблюдается также при болезни Пика, некоторых формах энцефалита.

К содержанию

Источник: https://psyclinic-center.ru/biblioteka-kliniki/vvedenie-v-klinicheskuyu/narusheniya-rechi-rechevye-iteracii

Фгбну нцпз. ‹‹расстройства мышления››

Повторение слов в речи (речевые стереотипии): персеверация, вербигерация, стоячие обороты

Понятием «инертное мышление» можно определить группу синдромов расстройств мышления, основной признак которых — недостаточная подвижность психических процессов. К нему относятся вязкое мышление, персевератор-ное мышление и мышление со стереотипиями.

Элементы инертности психической деятельности наблюдаются и при депрессивных состояниях, однако в этих случаях инертность мыслительных процессов является второстепенным фактором, так как ведущую роль играют замедление мышления и стойкий депрессивный аффект, характеризующийся затуханием побудительных мотивов уже начатого действия.

Б. В. Зейгарник (1976) называет инертным мышлением мыслительную деятельность больных эпилепсией.

Нам этот термин представляется более широким — инертностью протекания психических процессов можно объяснить такие психопатологические явления, как ригидность, персеверации и стереотипии, которые применительно к поведенческим актам объединяются понятием «фиксированные формы поведения». Г. В.

 Залевский (1976) под фиксированными формами поведения понимает акты поведения, упорно и непроизвольно повторяющиеся или продолжающиеся и в ситуациях, которые объективно требуют их прекращения или изменения. Применительно к патологии мышления нам представляется более целесообразным говорить о фиксированных формах мыслительной деятельности.

Проявления инертного мышления наблюдаются при заболеваниях различного генеза, главным образом при шизофрении, в рамках грубой органической патологии головного мозга. Поэтому мы не можем говорить о их каузально-этиологическом родстве, речь идет о сходных патогенетических механизмах, которые могут быть обусловлены и функциональными и органически-деструктивными изменениями.

Вязкое мышление наблюдается при эпилептическом слабоумии.

Оно характеризуется обстоятельностью, склонностью к детализации, неумением отделить основное от второстепенного, тугоподвижностью, «топтанием» на месте, невозможностью выйти из круга определенных представлений и переключиться на что-то другое. Вязкое мышление больных эпилепсией может быть охарактеризовано в первую очередь как ригидное, недостаточно лабильное.

Застревая на мелочах, подробностях, больной эпилепсией, однако, никогда не теряет из виду цели своего рассказа. Факты, сообщаемые больным, связываются со случайными обстоятельствами, но в пределах заданной темы. Больной старательно описывает частности, перечисляет их так, что его трудно перебить.

Ему тяжело связать подробности с общим содержанием. Эта склонность к застреванию, «прилипание» к одному и тому же кругу представлений, излишняя детализация, неумение выделить главное характеризуют мышление при эпилепсии.

Хотя больной и уклоняется в своих рассуждениях от прямого, ведущего к цели пути, но самой этой цели из внимания не упускает.

Рассказывая о чем-либо, он то топчется на одном месте, то увлекается деталями, поучениями, рассуждениями, объяснениями, но остается в круге тех представлений, какие обозначены начальным намерением повествования. Тема рассказа не меняется. Темп и характер речи больного эпилепсией крайне трудно корригировать.

Я. В. Бернштейн (1936) указывал, что тугоподвижность, инертность мышления при эпилепсии, являясь первичной, всегда входит в сложный симптомокомплекс характерных черт основного поражения, отражается в каждой черте этого поражения и все его черты отражаются в ней.

И действительно, тугоподвижность свойственна всей психической жизни больного эпилепсией, она проявляется в его поведении, аффективности, в особенностях его мышления.

В то же время ригидность, которая может наблюдаться и при других заболеваниях, в клинике эпилепсии специфически окрашивается в силу ее неразрывной связи с другой присущей эпилептическому слабоумию симптоматикой.

Для речи больного с вязким мышлением характерны олигофазия, повторения, паузы, уменьшительные и ласкательные слова. Паузы в речи больные заполняют такими словами, как «понимаете», «так сказать», «значит» и т. п. Уже в обычной беседе у больных с вязким мышлением обнаруживается склонность к чрезмерной обстоятельности, детализации.

Еще больше это выявляется при описании ими рисунка или пересказе текста. Нередко, крайне обстоятельно описав рисунок, перечислив изображенные на нем даже самые незначительные детали, больной все же не может осмыслить его, уловить его содержание. Эта слабость суждений соответствует степени выраженности эпилептического слабоумия.

Приводим типичный пример вязкого мышления — больной обращается к собеседнику.

«Не что-нибудь, а действительно — нельзя ли у вас папиросочку попросить? Вчера мамочка приходила — она ко мне через день приходит — принесла мне папиросочки. Говорит: «Возьми, Минечка, я тебе папиросочки принесла». Хорошие папиросочки — я такие люблю.

Я так обрадовался, что мамочка папиросочки принесла, и как раз мои любименькие.

И няня говорит: «У тебя теперь, Минечка, есть что курить, маменька папиросочки принесла» А вот ночью, не что-нибудь, а действительно, когда я спал, выкурил этот больной мои папиросочки Не дадите ли вы мне не что-нибудь, а действительно, папиросочку, а завтра мамочка принесет еще много папиросочек, и я вам отдам».

Вязкое мышление при эпилепсии характеризуется также выраженными эгоцентрическими тенденциями. Это отчетливо видно в приведенном выше примере.

При выраженном эпилептическом слабоумии ответы больных однообразны, носят характер штампов — на все слова-раздражители в ассоциативном эксперименте больной может отвечать 2— 3 словами («хороший» или «плохой», «знаю» или «не знаю»).

Нередко словесные реакции отражают лишь отношение больного к предметам, обозначенным словами-раздражителями. При предложении сочинить рассказ по 3 заданным словам «дом, лампа, огонь» больной написал:

«Мы получили новую квартиру, переехали в пятиэтажный дом. Жене комната не понравилась, так как не было электрической лампочки, и мне пришлось бежать вечером в магазин покупать лампочку. Яркий свет озарил нашу новую комнату. Я пошел на кухню поставить чай. Когда засверкал яркий огонек на газовой плите, я поставил чайник и вернулся к себе в комнату».

Такого рода включение себя в ситуацию рассматривается как признак преобладания конкретных представлений в мышлении больных эпилепсией, недостаточности в осмыслении условного характера задания, как проявление эгоцентрических тенденций (И. Я. Завилянский, Р.

 Е. Таращанская, 1959). Внешние отвлекающие моменты мало влияют на течение мыслительных процессов — излагая свои мысли, больной не обращает внимания на вопросы, которыми перебивает его речь собеседник, даже если это должно облегчить стоящую перед ним задачу.

Аналогичное включение себя в ситуацию наблюдается и в пиктограммах больных эпилепсией, которые всегда носят сугубо конкретно-ситуационный характер и отражают личный опыт и систему присущие обследуемому.

Инертность модуса деятельности больных эпилепсией особенно четко обнаруживается при выполнении заданий по методикам переключения (сложение и вычитание с поочередно меняющимся одним из слагаемых или вычитаемым, корректурная просьба с переключением).

Персевераторное мышление. Под персеверацией в мышлении понимают склонность к застреванию в сознании больного каких-либо мыслей, представлений, образов, слов или фраз, вне зависимости от изменения ситуации и нарушения цели деятельности. Г. В. Залевский (1976) пишет об ослаблении при персеверации представления цели деятельности. Персеверация проявляется в речи больного.

Персеверации наиболее часто наблюдаются в рамках грубой органической патологии головного мозга — при церебральном атеросклерозе (главным образом, при значительной его выраженности или при наличии локальной симптоматики), старческом слабоумии, болезни Альцгеймера, болезни Пика.

Особенно отчетливо они обнаруживаются при локализации поражения в лобной доле. В этих случаях персеверации являются частым структурным компонентом моторной афазии.

Так, страдающий моторной афазией больной по просьбе врача повторяет за ним слово «да», после этого врач безуспешно просит его повторить за ним слово «нет», но больной упорно говорит «да». Лишь после длительного перерыва больной смог повторить за врачом «нет».

В таких случаях персеверациям в речи часто сопутствуют и двигательные персеверации. Далеко не всегда больной правильно оценивает наличие у себя такого рода проявлений.

https://www.youtube.com/watch?v=06rUfSKeIM8

Персеверации обнаруживаются и при амнестической афазии. Больной называет показываемый ему предмет, а затем и все другие предметы называет теми же словами. Например, увидев чайник, больной говорит: «Это — пить… кипятят, а потом пьют». Затем ему показывают наперсток и он говорит: «Ну, чайник.. шить им надо. У дочки есть такая штука».

Больные не замечают персеверации при одновременном поражении речевоспринимающего анализатора, например, при сенсорно-моторной афазии.

В рамках афатического синдрома персеверации как бы структурный компонент афазии и долго сохраняются даже после исчезновения основных афатических проявлений. Они наблюдаются и при неочаговых органических поражениях головного мозга — при выраженном, но безынсультно протекающем церебральном атеросклерозе, при олигофрениях.

Существуют многочисленные наблюдения персевераций в мышлении и речи при шизофрении. По Н. Flegel (1965), они охватывают широкий круг речевых явлений — от отдельных звуков до слов, отрывков фраз и целых речевых оборотов. Е.

 Kraepelin (1927) связывал появление персевераций при шизофрении с обеднением представлений и тенденцией заполнять эти пробелы мышления за счет предшествующих представлений. Н.

 Flegel (1965), находясь на тех же позициях, в генезе персевераций придает большое значение усиливающейся автоматизации мыслительно-речевой деятельности.

Персеверации наблюдаются и при резком утомлении, а также в состоянии алкогольного опьянения. В таких случаях, однако, они носят эпизодический, кратковременный характер.

Стереотипии в мышлении. Под стереотипиями понимают склонность к повторению одних и тех же актов психической деятельности. Иногда стереотипно повторяются отдельные слова, в других случаях речь идет о мышлении стереотипами. Различна и степень автоматизации в процессе стереотипии.

Так, вербигерация (проявление стереотипии в речи больных шизофренией) характеризуется совершенно бессмысленным, автоматическим, непроизвольным повторением одних и тех же слов или фраз. Настолько же автоматизированными представляются стереотипии двигательные, галлюцинаторные. Последние нередко осуществляются при недостаточно ясном сознании, например при острых интоксикациях.

Несколько более произвольны стереотипии мыслей, однако и в этих случаях, очевидно, большую роль играют явления психического автоматизма.

Стереотипии следует отличать от персевераций. Персеверации, по М. С. Лебединскому и В. Н.

 Мясищеву (1966), характеризуются тем, что уже законченное действие целиком или в каких-то своих элементах проникает в последующее, направленное на решение новой задачи, хотя для ее выполнения персевераторные компоненты деятельности, начавшейся в рамках выполнения предшествующей задачи, чужды и непригодны.

При стереотипиях же деятельность больного (мыслительная, речевая, двигательная) утрачивает всякий смысл, вообще не связана с решением какой-либо задачи. Мы не можем уловить связи стереотипных оборотов в мышлении или речи с какой-либо предшествовавшей деятельностью, они также чужды и прежним мыслительным заданиям.

Стереотипии проявляются длительно и не изменяются под влиянием специально создаваемого психиатром в общении с больным переключения модуса его деятельности.

Персеверации зависят от степени трудности решения новой задачи, легче выявляются в деятельности, сходной с прошлыми действиями. Эти признаки не обнаруживаются при стереотипиях.

В отличие от персевераций больной не пытается противодействовать стереотипиям.

Е. Kraepelin (1918), который видел в стереотипиях склонность длительно твердить одни и те же представления, подчеркивал, что при них в отличие от персевераций, содержание этих представлений не зависит от предшествующих.

Приводим пример стереотипии в мышлении больного шизофренией.

«На меня напали 8 лет назад иностранные разведчики, разрезачи мне живот и в животе зашили радиоаппараты. И где я ни хожу, я слышу голоса по радио в голове из радиоаппаратов, что зашиты у меня в животе, слышу, как по радио мне внушают на душу различные чувства.

Шов после разреза живота, когда в него зашили радиоаппараты, загладили и радиоаппаратами так зачувствовали, что шва не стало видно». Далее на нескольких страницах подробно излагаются болезненные переживания больного, описываются его псевдогаллюцинаторные переживания.

Больной очень четко излагает наблюдающиеся у него явления синдрома Капгра (те же иностранные разведчики заменили в его селе ближайших родственников—12 человек — похожими на них людьми).

Через 8 страниц в этом же письме больной пишет: «Моему родному дяде иностранные разведчики разрезали живот и зашили в него затем радиоаппараты и этими радиоаппаратами так рассердили его, что он ударил жену, и жена умерла. Прокурор не знал, что у дяди в животе зашиты радиоаппараты и что его специально злили, и дядю в г. Макеевке судили. Этого хотели иностранные разведчики, чтобы моего дядю осудили и поместили в тюрьму».

Этот мотив (иностранные разведчики, зашивающие в живот различным людям радиоаппаратуру) стереотипно повторяется и в дальнейшем, во всей письменной и устной речи больного применительно к самым разным лицам. Мы видим здесь отмеченную Е. Kraepelin (1910) у больных шизофренией склонность постоянно возвращаться к одним и тем же мыслям и представлениям, которую автор определял как стереотипии в мышлении.

Стереотипии наблюдаются не только при шизофрении. Они часто обнаруживаются в клинике органических психозов. Примером стереотипии органического генеза является описанный W. Mayer-Gross (1931) симптом граммофонной пластинки (симптом курантов).

Он относится к характерным для болезни Пика стоячими оборотам и заключается в стереотипном и безостановочном повторении с неизменными интонациями через определенные интервалы времени одного и того же рассказа или нескольких фраз.

Соответственно течению заболевания стоячие обороты при болезни Пика претерпевают обусловленные нарастанием слабоумия и распада речи изменения — все больше упрощаются, редуцируются и в конечном итоге сводятся к стереотипно повторяемой фразе или нескольким словам.

Со временем стоячие обороты становятся все более бессмысленными, иногда слова в них настолько парафатически искажаются, что теряют даже отдаленное сходство со словом-прототипом.

©2017 Все права защищены. Копирование любых материалов без письменного разрешения не допускается.

Источник: http://ncpz.ru/lib/1/book/87/chapter/10

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.